«Ломоносов» из ВИСИ

Музей инженерного дела

«Ломоносов» из ВИСИ

Неслучайно говорят, что талантливый человек талантлив во всем. При этом перед глазами невольно возникает образ Михаила Ломоносова. В нашем вузе, в первые годы после его открытия, тоже работал очень талантливый человек – Николай Александрович Романов. 

Николай Александрович Романов (псевдоним Николай Юр) – математик, поэт, мемуарист. Родился в семье врача. С 1920 года учился в Практическом институте, в 1924 году окончил математическое отделение физико-математическое факультета ВГУ. С 1924 года преподавал физику в автодорожном техникуме, с 1932 по 1934 год был заведующим кафедрой физики ВИСИ. С марта 1934 года стал научным сотрудником Всесоюзного НИИ экспериментальной медицины в Ленинграде и одним из ближайших помощников академика И.П. Павлова. 

Н.А. Романов прекрасно играл на скрипке и фортепиано, сочинял музыку (сонаты, прелюдии, этюды), хорошо рисовал. В начале 1920-х гг. возглавлял в Воронеже астрономический кружок «Астероид», а также был членом литературной группы «Чернозем». В 1930 г. вышел его сборник стихов «Мой век». В математике Романов предложил оригинальную аксиоматику теории вероятностей. Его работы по математическим проблемам физиологии легли в основу одной из областей кибернетики – стохастической теории обучения. 

К сожалению, этот талантливый человек обладал слабым здоровьем, поэтому судьба отмерила ему всего лишь 29 лет жизни.

Из воспоминаний Николая Александровича Романова о ВИСИ:

«Педагогический процесс увлекал меня: я любил свою аудиторию, я любил эти взгляды любопытных глаз, следящих за незамысловатыми формулами, возникавшими под скрипучим мелом на черной доске. У меня было заготовлено несколько специальных приемов-анекдотов по истории физики, более ли менее интересных парадоксов и научных вопросов, которыми я возбуждал внимание утомленных слушателей, если интерес их к лекции почему-то угасал…

В это время я уже заведовал кафедрой физики Воронежского инженерно-строительного института гражданского Аэрофлота. Встал вопрос о присвоении мне ученого звания доцента. Нужно было представить в институтскую комиссию официальные отзывы об имеющихся научных работах. Я написал об этом Всеволоду Ивановичу Павлову (сыну академика Павлова) и вскоре получил официальную бумагу. С волнением я прочел: «Настоящим удостоверяю, что Николаем Александровичем Романовым были представлены две научные работы: 1. «О стандартной таблице для опытов с условными рефлексами». 2. «Условные рефлексы и теория вероятности». Первая имеет большое техническое значение и выполнена с исключительной тщательностью. С кратким конспектом второй Н.А. Романов лично ознакомил 7 октября 1931 года в Ленинграде академика Н.Н. Лузина и меня, и мы оба признали эту работу имеющей серьезное научное значение».

Вскоре после описанных фактов зашла речь о передаче ВИСИ в ведение Наркомтяжпрома. Институт фактически перестал существовать».

В процессе передачи вуза из одного ведомства в другое Романов ездил в Ленинград в институт того же профиля, подчиняющийся Аэрофлоту. В ходе этой командировки он в очередной раз встретился с академиком Павловым и принял решение о переезде из Воронежа в Ленинград. Там он продолжил работать над развитием своих научных идей.

Позднее о его методе академик А.Н. Колмогоров в 1964 году написал: «Опыты такого рода получили позднее в США большое развитие под маркой экспериментального изучения процессов обучения. Именно в этом смысле можно считать, что Николай Александрович предвосхитил развитие одного из направлений позднейших работ по кибернетике». 

В 1943 году Н.А. Романов, находясь в эвакуации в Усмани Липецкой области, продолжал работать над своей идеей и консультировался с Колмогоровым.

18 октября 1943 года сердце Н.А. Романова перестало биться во время чтения лекции студентам эвакуированного Воронежского сельскохозяйственного института. За день до смерти он написал: «Скорее бы окончилась война. Дела немцев плохи».

До конца жизни он оставался оптимистом. Как-то Н.А. Романов написал своей знакомой: «Жить, как бы ни было плохо… Бороться и добиваться счастья». А жизнь самого Николая Александровича можно описать его же стихотворными строчками:

Когда в прощальную зарю
Усталой кровью сердце брызнет,
Я ширь степей благодарю
За день и свет мелькнувшей жизни.

Автор:  Музей инженерного дела

Возврат к списку